Эксперт
1 марта 2021 г.

Два Сильвестра

Всегда считал, что в раннем Средневековье, да и после него жили лет до сорока. А тут – на тебе: прп. Лазарь Муромский, который на пустом месте в глухих лесах основал монастырь в Карелии на берегу Онежского озера – прожил 105 лет. Причем легкой жизнь его отнюдь не назовешь… Местные «лопяне и чудь» его постоянно «буцкали», а в оконцовке эти «страшивые сыроядцы» захотели его скушать ( «хотяху мя сыроядцы убити и тело мое в яд себе сотворити») - то ли по своим религиозным соображениям, то ли кушать нечего было…Его оставили в покое только тогда, когда он исцелил слепого сына старейшины этих самых «сыроядцев»…Но все равно, от таких бытовых условий, в которых потом жил преподобный, любой из нас уже через пол года ноги протянет, а тот ничего – радовался и …жил 105 лет…Так что не все так однозначно со статистикой…

Разные Интернет-ресурсы приводят данные, что в почти в каждой русской деревне были люди, прожившие 120-130 лет,  не терявшие бодрости духа и не впавшие в маразм… Это, конечно, для нас, сегодняшних – невероятно, но как говорится они были «богатыри – не мы»…

Зачем я все это говорю?

Существует форма повествования, которая соответствует риторическому канону – «искусственная хрия», когда, беседуя с человеком или группой людей, ты подводишь их к выводам, которые заранее предполагаешь. Поэтому здесь мы попробуем это  проделать, так как предположения наши изначальные слишком уж фантастичны и невероятны…

    Итак, у царя Ивана Грозного был духовник – православный священник, вероятно очень крут в своей сфере, так как его из Новгорода вызвал аж митрополит Макарий Московский (видимо в самой Москве ТАКИХ личностей не нашлось).

Сам о.Сильвестр был настолько религиозен, харизматичен и умен, что сразу возымел на царя Ивана 4 огромное влияние, которое трудно переоценить…САМЫЙ БЛИЖНИЙ СОВЕТНИК Избранной Рады…Да и сама Избранная Рада – во многом технически, вероятно,  создалась не без помощи о.Сильвестра. Почти все Первые Великие Свершения Ивана 4 – не обходятся без неофициального участия его…Даже вопросы к «Стоглаву» (Стоглавому собору) царю помог составить, по некоторым данным, о.Сильвестр. «Ему же приписывается авторство или окончательная редакция «Домостроя» (доподлинно известно о сочинении им 64-й главы этого памятника). Кроме того, Сильвестр написал житие святой княгини Ольги. Он собирал рукописные книги, покровительствовал иконописцам и другим деятелям искусства.»



     Гораздо позже в официальных летописаниях 70-х годов 16 века о.Сильвестру приписывали нехилое влияние на царя. Что кроме духовничества он вовсю мог помогать царю решать серьезные государственные вопросы. Даже первый наместник Казани, князь Александр Горбатый-Шуйский обращался к о.Сильвестру с прямой консультацией по поводу управленческих вопросов. Поэтому о.Сильвестр Благовещенский был крут не только в духовной сфере.

Известный монах Максим Грек называл о.Сильвестра «своим благодетелем», так как постоянно «огребал» от царской власти за свое правдолюбие, а духовник царя его все же немного прикрывал. Также о.Сильвестру было поручено царем в свое время экзаменовать иеромонаха Артемия, перед назначением того игуменом Троице-Сергиева монастыря.

     У о. Сильвестра был сын Анфим, с которым они еще в Новгороде занимались изготовлением икон, рукописных книг и иных рукоделий. Примечательно, что уже тогда о.Сильвестр отказался от «рабского» труда из-за его неэффективности и предпочитал нанимать специалистов.

 Когда родился о. Сильвестр – история умалчивает, но можно предположить, что он должен был быть старше царя хотя бы лет на 10 - 15 минимум… То есть, родился о. Сильвестр  до 1520 года (так как Иван 4 род. в 1530-м). Сам царь Иван 4 женился в 16 лет (1546), а уже в 1549 родилась дочь (увы, года не прожив). Если представить себе о. Сильвестра, женившегося ну, хоть в 18 лет, с учетом того, что, например, 33-х  летний о.Сильвестр говорит свою обличительную речь царю Ивану после пожара 1547 года, новгородскому сильвестровому сыну Анфиму на 1547 год может быть уже 15 лет – совершеннолетие по тем меркам (тогда, увы, рано взрослели).  Тот уже мог начать наследовать торговые дела и книгопечатные дела отца, после призвания того в Москву митрополитом Макарием в 1547 г.

     Но, всему хорошему всегда приходит конец. Когда Избранная Рада «рассыпалась», то и о.Сильвестра  в 1560 году «ссылают» в Кирилло-Белозерский монастырь, где он принимает иноческий чин с именем «Спиридон» (сыграло свою роль и то, что по болезни  царя 1553 года, он не поддержал его малолетнего сына Дмитрия, и  торговые дела его сына Анфима с купцами Нарвы могло навести подозрения  и на него, ведь шла Ливонская война). И тут уже начинается сплошная путаница. То ли о.Сильвестра после Кирилло-Белозерского монастыря отправляют на Соловки и там он принимает иночество. То ли он не едет на Соловки. То ли он принимает монашество, то ли иночество – неясно…



Далее – с годом смерти тоже неясно – сплошные предположения, но уж очень хочется историкам, чтобы о.Сильвестр поскорее помер и сошел с исторической арены…

Но проходит время, умирает Иван Грозный в возрасте 54 года, вероятно от «дурной болезни» (увы, при таком «блудном житии» - 4 брака, 7 жен, а наложниц…немеряно). Таковой болезнью болели в то время в Европе и лечились ртутью (которая кстати и вызывает те дикие смены «молитвенности» и ярости, в которые часто впадал больной Иван 4).



При Федоре Ивановиче, трудами Бориса Годунова Русь обретает патриарха и начинает делиться на епископии. И вот для почти совершенно разоренной шведами окраинно-опасной Карельской земли выбирают епископа (!!!) Пам-парабам!! – ИГУМЕНА КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ  С И Л Ь В Е С Т Р А !!!  Ну, конечно, однофамилец (то есть "одноименец")! Ну, конечно, случайность!!! А теперь представим, что духовник царя Ивана Грозного – долгожитель, и вопреки искреннему желанию историков не умер, а решил далее двигаться по духовной карьерной лестнице. Инок Спиридон – монах Сильвестр, иеромонах Сильвестр, ну, и игумен Сильвестр… Потом в 1593 году его забирают в Симонов монастырь в Москву, чтобы он стал архимандритом, последней ступенькой перед епископством. В одном источнике он так и указывается, что в епископы его возводят из архимандритов Симонова монастыря, а в другом источнике в списках настоятелей Кирилло-Белозерского монастыря он значится так: «Сильвестр (? - 1593)». В том же источнике указывается, что в « годы опричнины монастырь служил местом ссылки многих известных деятелей того времени, таких как воевода князь Воротынский – герой Казанского похода, митрополит Московский Иоасаф, касимовский царевич Симеон Бекбулатович, ученый монах Сильвестр…». Т.е. духовник Ивана Грозного назван прямо «ученый монах Сильвестр»…



Царь Иван Грозный умер в 1584 году. Возможно, что о.Сильвестр и вернулся с Соловков ( а может и не уезжал он туда) обратно в Кирилло-Белозерский. В иноки его могли постричь под давлением, имя ему первое поменяли. Но ведь при монашестве можно выбрать еще одно. Ну, а ему понравилось свое старое… Плюс ко всему,  все на Руси его и знали как Сильвестра. Как, например, князь Владимир Красно Солнышко  в Крещении - Василий, равноапостольная Ольга в Крещении – Елена, а князья Борис и Глеб – соответственно Роман и Давид…



К тому же надо помнить, что у о.Сильвестра был еще сын Анфим - крутейший бизнесмен по тем меркам… С 1557 года носит звание «большого дьяка» (16-й по стране, почти олигарх). Причем царская опала его почти не коснулась… Соответственно, для монастыря было бы величайшим благом, чтобы его игуменом был иеромонах Сильвестр, образование и духовные дарования которого тоже не подлежали никакому сомнению. А когда размышляли – кого поставить на Карельскую кафедру, надо было внимательно  учитывать ситуацию в этой разоренной шведами будущей епископии.

 Бесконечное бодание за Карельскую землю продолжилось и после Ливонской войны. В 1577 году наши конные войска совершили рейд на Выборг, а шведы в ответ разнесли город Корелу и поубивали жителей. Когда остывшие от разбоя шведы решили посчитать тех, кто уцелел, то обнаружили около 3 тыс. пустых дворов, а уцелевших насчитали только «332 двора живущих». Еще в 1527 году шведы «крестились в Лютеранство» и активно занимались у себя «экспроприацией» католических церквей и монастырей. Естественно они не щадили и то, что связано с Православием. Разграблены, сожжены и поруганы шведами оказались многие древние храмы и монастыри, в том числе и Коневская и Валаамская обитель(известно, что царь Иоанн Грозный прислал в Староладожский Васильевский монастырь список имен более 80 убиенных валаамских иноков для поминовения (См.: Чистович И. А. Указ. соч. - С. 61).  Тогда же был уничтожен Сенной (Сеннянский) монастырь, который, по всей видимости, располагался на острове между Валаамом и Коневцом (Подробнее см. об этом нашу (в соавторстве с А.А.Гуляевым) заметку в наст. Издании). В самой Кореле еще до захвата самого  города, в 1573 году , подвергся разграблению и уничтожению окраинный  Иоанно-Предтеченский монастырь (См.: Громов В. И., Шаскольский И. П. Указ. соч. - С. 28.). Такая же трагичная участь ожидала еще четыре городских монастыря, в том числе и женского «Егорьевского», который был разорен особо нещадно (Лялина М. А. Очерки истории Финляндии от древнейших времен до начала XX столетия. - СПб.: Изд. В. А. Березовского, 1908. - С. 274.). В Кореле также были уничтожены 4 храма – один собор и 3 приходских церкви.



С 1578 по 1595 на территории будущей епископии шли активные боевые действия с убийством, разорением, разрушением,  обнищанием обезлюдеванием земли…В 1595г заключен Мирный договор, образовали новую епархию и …- Кого туда отправить? Уж не простого епископа – Эт-точно!!! Поэтому игумен Кирилло-Белозерского монастыря – был ООЧЕНЬ НЕПРОСТОЙ ЧЕЛОВЕК, если ему поручили почти «с нуля»  возродить церкви и монастыри, да и вообще как-то поддерживать местных православных… Стать епископом на той территории, которая разорена, да еще военная угроза сохраняется – это не почет – это тяжелейший труд и смертельно опасный подвиг! И епископ Сильвестр ВЗЯЛСЯ! Упирался до 1609 года, когда «царь Васька» Шуйский продал Корелу шведам…. Можно себе представить реакцию местного населения – как в том мультике: «ШО?! ОПЯТЬ?» Поневоле приходишь в удивление от реакции воеводы Пушкина – «неподчинение приказу»… Это каким надо быть смелым, решительным и уверенным в своей правде человеком, что мало самому показать «фигу» в сторону Московского Кремля, так еще и воеводу Пушкина настроить на самоотверженный патриотический лад – драться с врагом вопреки царскому приказу. Поневоле вспомнишь того о. Сильвестра – царского духовника, который учил Ивана Грозного, что царь не над Законом, а под Законом Божьим. Соответственно в отношении Корелы царь Василий Шуйский поступил не только по-предательски по отношению к местным, но и против Русского Православия.

Уже 4 июля 1610 года «карельские партизаны» - ополченцы и стрельцы попытались отразить шведов, наступавших на Карелу. Наших тогда разбили, «патризаны» ушли в леса, а стрельцы отступили к городу. Но когда шведы приблизились к Кореле, то местные жители зажгли свои дома и заперлись в крепости с семьями и нехитрым имуществом (в Детинце и на Спасском острове). Численность городского населения составляла, по одним данным, 2 тысячи, по другим - 3 тысячи человек, из них 4-5 сотен вооруженных, готовых к бою. Воеводой был тогда предок великого русского поэта Иван Михайлович Пушкин. Уже в летах, имеющий большой боевой опыт в Ливонской войне.  



Осада началась в первых числах сентября 1610 года. Карельские крестьяне на 28-ми судах, груженых хлебом, попытались подплыть к крепости, но шведы на 200-ста лодках атаковали эту флотилию и частью потопили, частью захватили суда с хлебом. Всю осень 1610 года карельские крестьяне-партизаны совершали вылазки на шведов, но в конце ноября были разбиты войсками Делагарди, и малыми группами  продолжили сопротивление.



27 октября 1610 года Делагарди был предъявлен защитникам Корелы ультиматум немедленно сдать город. Делагарди ссылался на договор, заключенный Швецией и царем Василием Шуйским, но защитников Корелы это не впечатлило… 17 ноября шведы потребовали сдаться повторно, но Воевода Пушкин и городские власти просили о почетной сдаче города, блейфуя про множество провианта и возможность защищать крепость сколь угодно долго. Шведы согласились, но с условием, чтобы как они считали – главный зачинщик Карельского сопротивления – епископ Сильвестр должен остаться в крепости на суд короля (это было прописано в ультиматуме отдельным пунктом). Поэтому странно, что в советской историографии участие епископа Сильвестра в войне за Карелу почти вообще не упомянуто…



Естественно защитники крепости отвергли ультиматум и стали готовится к смерти, о чем и сообщили шведской делегации. Как впоследствии убедились шведы, это была не пустая угроза: когда город был занят, оказалось, что под его башни уже был заложен порох для самоподрыва. Соответственно жителей и все начальство пришлось отпустить со всем своим скарбом, который те смогли с собой утащить. Шведы были очень удивлены, что в живых из защитников города осталось чуть больше 100 человек. Никто из них не захотел оставаться под шведами, которым достался абсолютно пустой город. Оставшиеся в живых мужественные русские и карельские люди под водительством своего епископа и воеводы двинулись в русские владения.



А далее и другой народ из Корельского уезда повалил в Россию валом… На оккупированных территориях шведы включили для местных такого «жесткача», что из карельских беглецов образуется Тверская диаспора карел, Валдайская, карелы бегут под Тихвин, селятся на землях Александро-Свирского монастыря, и так далее вплоть до эпохи Петра Первого, который однажды «сходил» в Швецию и принудил их там всех к миру…



А что же епископ Сильвестр, которому по нашим предположениям было уже 97 лет? О! Сразу же возраст бросается в глаза! Но тут же вспоминаешь «Жизнеописание древнего христианского мученика Харлампия», который празднуется 23 февраля. Так тот убит был за христианскую веру в возрасте 113 лет, причем его терзал сначала один правитель Лукий довольно долго и жестоко, но старец…не умер, а правитель был немало обескуражен и даже напуган…Через какое-то время за дело взялась имперская УИН Семптимия Севера, но и тот в истязаниях не преуспел, а старец Харлампий оказался сверхестественно живуч и крепок. Отчаявшись замучить, его усекли мечем в 202 году. Поэтому 97 лет- для православного подвижника древности иногда был еще не возраст дряхлой старости.

Итак епископа Сильвестра отправляют на Вологодскую кафедру. А там…поляки...И владыка Сильвестр…не разочаровал, и тут пытаясь врагам сопротивляться. По словам иерарха, 22 сентября 1612 году «с понедельника на вторник, на останошном часу ночи... польские и литовские люди, и черкасы, и козаки, и русские воры пришли на Вологду безвестно изгоном и город Вологду взяли, и людей всяких посекли, и церкви Божия опоругали, и город и посады выжгли до основания.» В Вологде только из духовенства было убито 37 священников, 6 диаконов, 6 иноков, в том числе и преподобный Галактион Вологодский. Самого епископа Сильвестра интервенты взяли в плен и четыре ночи держали под стражей, много раз приводили к казни и отпустили "чуть живого".

Короче, после того, как епископа Сильвестра  вероятно 4 раза «расстреливают холостыми», чтобы он  подписался за «Самозванца», его почему-то отпускают…Убить боятся…Но сам Владыка Сильвестр уже еле жив. Да после такого и здоровый-то человек от сердечного приступа умереть может. Однако наш Владыка чудом оклемался, пришел в себя. Уже в 1613 году он принимает участие в Земском соборе 1613 года и в числе других подписывает Грамоту об избрании на Царство Михаила Федоровича (его подпись стоит 8-й(!)). Но здоровье было у епископа Сильвестра уже окончательно расшатано. Его отправляют на покой на Псковскую кафедру. А там?!… Не дали владыке Сильвестру умереть спокойно…опять шведы!!!



Шведские войска начали наступать на Псков еще в начале 1615 года, но их отбили. Летом  шведы во главе с генералом Горном вновь стали готовить штурм. К ним шло подкрепление, состоящее из шотландских и немецких наемников с артиллерией и боеприпасами. 30 июля под стены Пскова прибывает сам король Густав-Адольф и  с комфортом расположился в Снетогорском монастыре. Это вероятно и спасло короля от «гостинцев», потому что в этот же день псковичи сделали крупную вылазку, нанесли шведам серьезные потери, в числе которых значился и полковник Горн… 9 октября шведы пошли на решительный штурм. Главная сеча закипела в районе Варламовских ворот, шведы пытались прорваться через нижние решетки внутрь города. Бой шел весь день, в отражении атаки участвовали все, кто мог держать оружие. Отбиться удалось с большим трудом. 2 октября шведы решили «дожать» защитников, но в их лагере  при странных невыясненных обстоятельствах взорвался пороховой склад…

«Несоло нахлебавши», Густаву Адольфу пришлось убираться, а уже через месяц, и тут не сидевший «сложа руки» епископ Сильвестр умирает, не выдержав физических и моральных перегрузок. 1 декабря 1615 года его хоронят в подклете Троицкого собора.

Если бы епископ Сильвестр оказался тем о.Сильвестром, который был духовником Ивана Грозного, то было бы ему уже 101 год… Это, наверно,  невероятно и исторически фантастично, но технически это вероятно возможно, или я ошибаюсь?

P.S.

Сей опус написан с целью привлечь внимание серьезных историков…Конечно, представляю, как маститый историк, держащий в своей голове тысячи ссылок и знающий доступ к первоисточникам,  с высока своего исследовательского опыта посмотрит на сие писание и  искривит  губы в презрительной снисходительной усмешке. Но у меня есть надежда, что настоящий историк, вчитавшись, нахмурит брови и возьмется за труд опровергнуть сие писание не словами « какая чушь!» или «какая глупость!», а двумя тремя серьезными неотразимыми аргументами, которые автор статьи так жаждет услышать!!!



 



11a5b56e2af413bbf6a90f4ef70f1d6f.jpg



6297d831ced52ed981b80422de902ede.jpg


Совет полезен?

Комментарии 0/0